Дементьев
Владимир Васильевич

писатель публицист, основатель межднародного научно-технического журнала «Авто Газо Заправочный Комплекс + Альтернативное Топливо»

Не сказочный

Не сказочный

"Не сказочный, а реальный". Первое дело об оскорблении Путина привело ко второму.

 

                             Автор поста о "сказочном Путине": больше материться не буду.

    В России завели новое административное дело по закону об оскорблении власти. Жителя Вологодской области могут наказать за фразу с фамилией президента России и матерным словом. Первое дело было возбуждено за реплику с тем же бранным выражением.

"Не сказочный, а реальный". Первое дело об оскорблении Путина привело ко второму.

 

                             Автор поста о "сказочном Путине": больше материться не буду.

   В России завели новое административное дело по закону об оскорблении власти. Жителя Вологодской области могут наказать за фразу с фамилией президента России и матерным словом. Первое дело было возбуждено за реплику с тем же бранным выражением.

   Протокол по ч. 3 статьи 20.1 Кодекса об административных правонарушениях ("закон Клишаса") составлен в отношении жителя села Верховажье Юрия Шадрина, который 3 мая разместил в соцсети "ВКонтакте" статус: "Путин **** не сказочный, а реальный".

    Об этом в своем "телеграм-канале" сообщил Павел Чиков, руководитель правозащитной организации "Агора", которая защищает Шадрина. Сейчас дело направлено в суд.

   Это второй известный случай привлечения к суду за публикацию нецензурного выражения с фамилией президента России. Причем житель Вологодской области фактически подхватил реплику, которая стала поводом для первого дела о неуважении к власти.

  Первым по этой статье был наказан житель Новгородской области Юрий Картыжев. 23 апреля его оштрафовали на 30 тыс. рублей за публикацию во "ВКонтакте" двух записей "Путин - сказочный ****".

    Накануне Кировский районный суд Ярославля оштрафовал на 30 тыс. рублей архитектора Кирилла Попутникова. Он ничего не писал, а только сфотографировал надпись "Путин - ****" на здании местного управления МВД и опубликовал снимок на своей странице в "Фейсбуке".

   "Несколько тысяч человек по фамилии Путин"

   "Несколько дней назад принесли повестку на допрос для дачи объяснений. В полиции пояснили, что на меня составили протокол из-за статуса во "ВКонтакте", где написано - "Путин **** реальный, а не сказочный". Я отказался давать объяснения. Теперь жду суда", - рассказал Шадрин "МБХ-медиа". Он добавил, что свой статус удалять не собирается.

   Изданию Znak.com мужчина рассказал, что в качестве эксперта по его делу полицейские привлекли учительницу русского языка из местной школы.

   "Хотелось бы напомнить и ей, и представителям правоохранительных органов, что в России живут несколько тысяч человек по фамилии Путин. Каким образом они определили, что имелся ввиду именно президент? Если они считают, что я имел ввиду именно президента, то это всего лишь их домыслы, ни на чем не основанные юридически", - заявил Шадрин.

   Административное дело против себя Шадрин считает местью властей за активную гражданскую позицию, в частности, за организацию в селе митинга против пенсионной реформы.

   В июле 2018 года на сельском сходе, где собрались 300 человек, скандировали обидный для президента лозунг, сообщил Чиков. "Шадрин был организатором", - уточнил правозащитник.

   Президент России Владимир Путин подписал закон о наказании за "явное неуважение к власти" 18 марта, через 10 дней он вступил в силу. За первое нарушение закон предусматривает штраф от 30 до 100 тыс. рублей, за повторное - штраф 100-200 тыс. рублей либо административный арест сроком до 15 суток.

   Законопроекты о наказании за оскорбление власти и "фейковые новости" разработали глава комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Андрей Клишас, сенатор Людмила Бокова и депутат Госдумы Дмитрий Вяткин.

 

    Путина нельзя, а Мизулину можно. Главредам СМИ разъяснили закон о неуважении

   Петр Козлов, Елизавета Фохт, Елизавета Сурначева Би-би-си

  • 18 апреля 2019
MALTSE/GETTY IMAGES

    Российские власти попытались объяснить руководителям СМИ и юристам, как будут применяться законы о наказании за "фейковые новости" и оскорбление власти. Однако, как выяснилось на закрытой встрече, чиновники сами пока не знают, как это будет происходить.

   Законы о наказании за распространение недостоверных новостей и оскорблении власти действуют уже почти месяц. Однако до сих пор ни авторы закона, ни чиновники публично не объяснили, как именно определить "достоверность" и что считать "явным неуважением к обществу, государству, официальным государственным символам".

   В начале апреля несколько ярославских СМИ вынуждены были удалить новость о граффити на колоннах областного управления МВД, которую сочли оскорбительной по отношению к президенту Владимиру Путину. Они сделали это по требованию сотрудников Роскомнадзора, сообщало издание TJournal, публикуя уведомление, полученное одним из изданий. Генпрокуратура заявила, что не требовала удалить публикации с фотографиями граффити, как это предусмотрено законом об оскорблении власти.

   Два издания - 76.ru и "Яркуб" - не стали удалять публикации о надписи с фамилией Путина, после чего были заблокированы. Основанием для блокировки стали сообщения, в которых описывался способ совершения самоубийства, однако восстановлен доступ к сайтам был после того, как они убрали новости о граффити.

 

    К чему готовятся российские СМИ после закона об оскорблении власти.

   Александра Семенова  Би-би-си

  • 15 апреля 2019

 

   Правообладатель иллюстрации.MIKHAIL TERESHCHENKO/TASS

    На прошлой неделе Роскомнадзор блокировал два ярославских сайта - "Яркуб" и 76.ru. Оба публиковали граффити, которое власти сочли оскорбительным для президента России. Позже оба ресурса разблокировали. Станут ли журналисты осторожней из-за закона об оскорблении власти?

    Главный редактор 76.ru Ольга Прохорова рассказала Би-би-си, что доступ к сайту был закрыт после того, как ей позвонили из регионального управления Роскомнадзора и попросили удалить с сайта фотографию с надписью в адрес Владимира Путина (фамилия совпадает с фамилией российского президента).

   По словам Прохоровой, подобные звонки получили и ее коллеги из других ярославских СМИ, опубликовавших эту новость. Впоследствии эти СМИ (по словам Прохоровой - это "МК", "Про город", "Ярновости") удалили фото.

   Пресс-секретарь Роскомнадзора Вадим Ампелонский заявил, что ограничение доступа к "Яркубу" было связано не с фото граффити с фамилией Путина, а с упоминанием в одной из статей способа суицида. "Мы проверяем удаление информации, после чего какое-то время держим на мониторинге, и если эта информация вновь не появляется, то ссылка из реестра будет исключена", - объяснял он.

 

   Роскомнадзор начал применять закон об оскорблении власти.

 

                        Правообладатель иллюстрации NIKOLAI GALKIN/TASS

   СМИ сообщили, что Генпрокуратура России впервые применила закон о неуважении к власти - по ее требованию Роскомнадзор попросил ярославские издания удалить новость о граффити, оскорбляющем президента Владимира Путина. Роскомнадзор назвал это профилактической работой.

   "В рамках профилактических мер Роскомнадзор фиксирует реакцию редакций средств массовой информации на законные требования территориальных органов ведомства", - заявил пресс-секретарь Роскомнадзора Вадим Ампелонский.

  Ампелонский уточнил, что цель - выработать "правоприменительные механизмы", позволяющие "оперативно прекратить" информации, оскорбляющей власть, "без привлечения СМИ к предусмотренной законом ответственности". От других комментариев он отказался.

    Ранее во вторник издание TJournal сообщило, что несколько ярославских СМИ удалили материалы со своих сайтов после получения уведомлений из Роскомнадзора. Издание ссылалось на источник, знакомый с ситуацией, и публиковало скриншот письма ведомства, предоставленного этим источником.

  В письме, которое, по данным Tjournal, получило одно из изданий, сказано, что опубликованный материал выражает "явное неуважение к органам, осуществляющим государственную власть" и нарушает соответствующую статью закона "Об информации".

 

    Доступ к сайту 76.ru был восстановлен 13 апреля - после удаления фотографии, к "Яркубу" - 14 апреля.

   Пресс-секретарь Роскомнадзора Вадим Ампелонский заявил, что ограничение доступа к "Яркубу" было связано не с фото граффити с фамилией Путина, а с упоминанием в одной из статей способа суицида. "Мы проверяем удаление информации, после чего какое-то время держим на мониторинге, и если эта информация вновь не появляется, то ссылка из реестра будет исключена", - объяснял он.

  Были два кнута, теперь будут третий и четвертый - о критике власти плюс фейк-новости. Это сделано для того, чтобы давить и не пущать еще большеКирилл Рубанков, главный редактор портала Kostroma.today

  Редактор "Яркуба" Марина Седнева подтверждала, что редакция удалила материал об инциденте с несовершеннолетним. Прохорова же говорила, что сайт был разблокирован после удаления скандального фото с граффити.

  Блокировки случились после того, как Путин подписал 18 марта закон об ограничении доступа к информации, выражающей в неприличной форме явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам.

  Союз журналистов России выступил с заявлением по поводу этих блокировок. "Союз журналистов России неоднократно предупреждал о возможном "вольном толковании" правоприменительной практики недавно вступивших в силу законов о "фейк-ньюз" и об оскорблении власти, - говорится в нем. - Союз журналистов России полагает необходимым безотлагательно организовать встречи председателя СЖР с руководством Роскомнадзора и Генпрокуратуры для того, чтобы выработать понятные всем "правила игры".

   О том, понятны ли правила игры сейчас, Русская служба Би-би-си спросила региональных журналистов.

    Ольга Прохорова, главный редактор 76.ru.

   "Мы имеем закон, но не очень понимаем, каким образом действует схема, по которой он работает. У нас получилось так, что уведомление о блокировке мы получили после того, как сайт был заблокирован, что нелогично.

   С ведомством надзорным нам нужно обоим понимать, как работает схема, чтобы мы знали, каким образом мы можем и обязаны исполнять закон.

   Мы не можем игнорировать события, которые происходят в городе и вызывают городской резонанс. Даже если мы не будем писать об этом, об этом будут писать люди в соцсетях. Закрывать глаза и делать вид, что ничего в городе не происходит - глупо, лживо и бессовестно.

    Я думаю, что в подобных ситуациях не писать нельзя. Нужно только понимать, как именно в рамках закона подавать информацию".

    Мария Орлова, главный редактор еженедельника "Караван", Тверская область.

  "Мы уже были вынуждены убрать с наших сайтов такие разделы, как "Конференция" и "Форум", опасаясь подобных вещей, потому что там модератор может что-то пропустить, какую-то на первый взгляд безобидную вещь, но кто-то может к ней придраться, написать жалобу, и в результате мы будем вынуждены отвечать.

   В нашей стране законы трактуются так, что опасаться можно чего угодно и в любой момент. Нам, небольшим изданиям из регионов, приходится вести себя осторожно.

   Пытаться пройти между этими Сциллой и Харибдой (с одной стороны, не попасть под санкции Роскомнадзора, а с другой стороны, продолжать давать читателю острую независимую информацию) - это, поверьте, очень сложно.

   У нас замечательный закон о СМИ, который был разработан в начале 90-х, один из самых логичных и прогрессивных законов. Сейчас этот закон начинает обрастать надзаконными вещами, которые девальвируют его нормальный, логичный и конструктивный посыл.

   Законы эти непонятны, размыты и нелогичны. Я надеюсь, что они просуществуют недолго и после нескольких анекдотичных казусов с их правоприменением будут забыты.

   Но они, конечно, могут быть причиной расправы и с неугодными СМИ".

    Кирилл Рубанков, главный редактор портала Kostroma.today, Костромская область.

   "Мы следили за тем, как эти законы в Госдуме принимались - и о критике власти, и о фейк-новостях.

  Закон об оскорблении власти написан неконкретно, как будто чтобы прихлопнуть когда угодно кого понадобится. Он непонятен, его можно трактовать крайне расширительно.

  У региональных отделений Роскомнадзора сейчас два кнута - информация о самоубийствах, когда любую новость о суициде рассматривают как пропаганду и готовы блокировать, и информация о наркозависимых.

  У нас, например, в прошлом году были заблокированы две страницы портала. Один материал посчитали пропагандой самоубийства. Письмо о блокировке от Роскомнадзора и письмо о блокировке от нашего провайдера пришли одновременно, в один день, мы даже сделать ничего не могли.

  Были два кнута, теперь будут третий и четвертый - о критике власти плюс фейк-новости. Это сделано для того, чтобы давить и не пущать еще больше.

  Я думаю, что ярославский конфликт - это первая ласточка, а дальше будет что-то похожее. Но коллеги молодцы, что решили придать эту историю огласке. Мы вынуждены адаптироваться. Потому что [блокировать] могут любого и за что угодно".

   Павел Андреев, директор портала "Семь на семь", Республика Коми.

  "Когда принимали эти законы, я как руководитель регионального издания не сильно переживал, потому что это один из десятков инструментов, которые у властей и Роскомнадзора и так были до этого, для того чтобы "прессовать" разные региональные СМИ.

  Я оценивал эти два закона как направленные в большей степени против каких-то независимых блогеров, авторов в сети, в новых медиа. Но в Ярославле случилась типичная история, когда с одной стороны громкий скандал, связанные с именем Путина, а с другой стороны - нужно показать, что мы же не совсем все закручиваем. Два шага вперед, один шаг назад.

  Уже много лет российские медиа-юристы говорят, что никаких универсальных оценок и гарантированных рецептов, как избежать преследования, они дать не могут.

  Мы получили еще один расплывчатый закон. При этом наш опыт работы говорит о том, что с журналистскими материалами особых проблем нет. У нашего сайта в прошлом году было 20 судов - и миллион рублей штрафов мы заплатили Роскомнадзору. И почти все эти штрафы и суды были связаны с постами, которые пишут наши блогеры, которые не являются нашими журналистами, но перепечатывая которых мы несем ответственность.

  Мне в этом законе видится "эффект Барбары Стрейзанд", когда наказание за публикацию привлекает куда больший интерес к этой публикации. Люди написали что-то на заборе, на это отреагировали СМИ, а после блокировки - отреагировали все, еще больше людей".